X
Вторник, 14 апреля 2020 17:43 4429

Красноярец попросил прощение у жителей Тувы


Тувинское село Ырбан, где выявили первый случай коронавируса у целой семьи – 7 человек, сегодня находится в режиме полной самоизоляции. Население Ырбана, где живут более 250 жителей, находится по домам. Весь Тоджинский район перекрыт, на дорогах посты, на вертолете в районную больницу срочно доставили аппараты искусственной вентиляции легких. Медики готовы принимать больных по первому сигналу. Виновным в заражении таежного тувинского села называют красноярца, который провел там свой двухнедельный отпуск. "Комсомольской правде - Красноярск" удалось поговорить с мужчиной. Имя его, по понятным причинам, не называется.

- Я не работают в МЧС, как пишут в соцсетях. И вообще не имею отношения к этому ведомству, - рассказывает он. - С 16 по 21 марта мы вместе с моим руководителем были в служебной командировке в Москве. Жили в гостинице, по городу не гуляли, в метро не спускались. На работу ходили пешком, там всего 5 минут ходьбы. В те дни в столице было еще спокойно, людей в масках на улицах – единицы. Но мы с начальником старались избегать многолюдных мест. В офисе нас каждое утро проверяли, измеряли температуру. Я понимал, что мне нужно быть осторожным и ограничить свои передвижения, ведь меня ждали родные в Туве, в селе, где не так доступна медпомощь и трудно добираться, - рассказал изданию собеседник.

В тот момент в регионах России эпидемиологическая ситуация была в норме. Обращаем внимание, что ситуация менялась каждый день и директивы от Роспотребнадзора РФ шли одна за другой. Как раз 21 марта в аэропортах проверяли только те самолеты, на которых туристы прилетали из-за границы. А пассажиры с внутренних рейсов после приземления свободно разъезжались по домам. Никаких постановлений о том, что надо уйти на две недели на самоизоляцию, он не получал, уверяет мужчина. Дома несколько раз сделал контрольные замеры температуры – каждый раз положенные 36,6. И утром 22 марта сел на машину и уехал в Туву, как и планировал.

- Я пробыл в гостях с 23 марта по 4 апреля, сотовой связи там нет. Получается, две недели я провел в информационной изоляции. На обратном пути приехал в районный центр Тоора-Хем, там включил телефон – и мне СМС-ка от моего начальника. Он написал: «У меня коронавирус, лежу в БСМП!» Я конечно опешил. Приехал домой – ко мне сразу же приехали врачи из поликлиники и Роспотребнадзор. Взяли мазок и кровь на анализ. 5 апреля – результат положительный. За мной приехала «Скорая»: «Одевайтесь, поедете с нами». И забрала нас вместе с женой в БСМП. Естественно, когда стали устанавливать мои контакты, я рассказал, где был. Даже вспомнил всех заправщиков на АЗС, где заправлялся по пути.

Теперь я лежу в больнице и гадаю: есть у меня коронавирус или нет? Чувствую я себя хорошо, температура немного поднималась и опять ушла. Жду, когда назначат третий тест. Нас здесь никуда не пускают, лежим в жесткой изоляции. Девчонки-медики приходят к нам в своих скафандрах, температуру меряют. Понимаю, как им тяжело. И перед односельчанами все равно хочу извиниться, пусть мой урок всем остальным «будет впрок»...

Кстати, второй анализ, который взяли у мужчины 6 апреля, оказался отрицательным, пишет издание.

Загрузка...